RSS
TransportInform.com
Jul 20
Не судите перевозчика
Автор: Андрей Космачевский   

Не судите перевозчика

Андрей Космачевский, адвокат юридической фирмы «Ремеди»

Морская таможня

В статье рассматривается применение законодательства РФ об административных правонарушениях в отношении морского перевозчика при перемещении груза через таможенную границу (процессуальные аспекты).

АДЕКВАТНО ОЦЕНИТЬ ВИНУ ПЕРЕВОЗЧИКА

Пленум Верховного суда РФ в своем постановлении № 18 от 24.10.2006 г. дал судам общей юрисдикции разъяснения по применению главы 16 Особенной части Кодекса РФ об административных правонарушениях. Хотелось бы обратить внимание читателей на данное постановление Верховного суда, так как оно может быть использовано при рассмотрении в судах общей юрисдикции дел, касающихся оспаривания постановлений таможенных органов в отношении должностных лиц организаций. Очевидно, что в случае вынесения таможенным органом постановления об административном правонарушении в отношении юридического лица, такое постановление подлежит (в соответствии с Арбитражным процессуальным кодексом РФ) оспариванию в арбитражном суде по месту вынесения постановления по делу об административном правонарушении.

Нас интересуют разъяснения, которые дал Пленум Верховного суда в отношении применения ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, поскольку это наиболее часто применяемая в отношении перевозчиков норма законодательства об административных правонарушениях. Пленум Верховного суда РФ указывает, что, оценивая вину перевозчика в совершении административного правонарушения по данной статье, выразившегося в сообщении таможенному органу недостоверных сведений о количестве товара, надлежит выяснить, в какой мере положения действующих международных договоров в области перевозок {Конвенции о договоре международной перевозке грузов (КДПГ) 1956 г., Соглашения о международном железнодорожном грузовом сообщении (СМГС) 1951 г., Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 г., Конвенции ООН о морской перевозке грузов 1978 г. и других) предоставляли перевозчику возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых установлена ответственность ч. 3 ст. 16.1 КоАП РФ, а также какие меры были приняты перевозчиком для их соблюдения.

Однако здесь нам хотелось бы обратить внимание, что Пленум Верховного суда приводит не полный перечень важных для перевозчика конвенций и международных договоров, которые имеют для РФ обязательную силу. Так, например, суд не упоминает международную Конвенцию по облегчению международного морского судоходства, 1965 г. Именно в ней предусмотрен полный перечень документов и сведений, предоставляемых морским перевозчиком таможенному органу при прибытии судна в порт. Кроме того, следует также обратить внимание, что ссылка Пленума Верховного суда на Конвенцию ООН о морской перевозке грузов 1978 г. (это так называемые Гамбургские правила) некорректна: поскольку РФ не является участником этой конвенции, для РФ она не вступила в силу. Следовательно, ее применение при вынесении постановления незаконно, поскольку применяется норма материального права, которая не подлежит применению на территории РФ.

Следует отметить, что, на наш взгляд, Пленум Верховного суда справедливо указывает, что при определении вины перевозчика, сообщившего таможенному органу недостоверные сведения о грузах, количество которых определяется весовыми параметрами (и, добавим здесь, — при наличии нормы международной конвенции, обязывающей перевозчика такие сведения предоставить), необходимо выяснить, значительна ли разница между количеством фактически перемещаемого товара и количеством, указанным в товаросопроводительных документах, а также насколько такое несоответствие могло быть очевидным для перевозчика, осуществляющего свою деятельность на профессиональной основе, исходя из осадки транспортного средства и его технических возможностей.

Хотелось бы добавить, что, например, для контейнерного перевозчика своего рода сигналом о несоответствии фактического веса погружаемого контейнера с грузом весу, указанному в погрузочном поручении, мог бы являться перегруз или срабатывание ограничителя контейнерного перегружателя в порту, который бы просигнализировал контейнерному перевозчику о явном, грубом несоответствии. Приходится отметить, что такой способ не позволит перевозчику определить несоответствие в весе на несколько сотен килограммов, а лишь явное (грубое) несоответствие.

КАК ЗАЩИТИТЬСЯ ПЕРЕВОЗЧИКУ

На какие основания для освобождения от ответственности и прекращения производства по делу об административном правонарушении может указывать перевозчик при обжаловании уже вынесенного в отношении него постановления по делу об административном правонарушении или еще на стадии производства по делу?

На наш взгляд перевозчик мог бы сделать следующее заявление: «Отсутствует состав административного правонарушения».

Капитан судна при пересечении судном таможенной границы, в полном соответствии с международной Конвенцией по облегчению международного морского судоходства 1965 г., подает должностным лицам таможни документы на приход судна, составленные на основании данных коносаментов, выданных в соответствии с инструкциями отправителя. В полном соответствии с ТК РФ такие действия перевозчика являются законными и предшествуют основному таможенному оформлению груза, который должен быть в дальнейшем осуществлен получателем груза или его декларантом.

В соответствии с п. 5.3 Приложения к Конвенции по облегчению международного морского судоходства от 09.04.1965 г. в случае обнаружения ошибок в документах, подписанных судовладельцем, никакие штрафы не должны налагаться, пока не будет предоставлена возможность убедить государственные власти в том, что эти ошибки являются неумышленными, не имеют серьезного значения, не являются следствием постоянной небрежности и допущены без намерения нарушить законы и правила. В соответствии с п. Е5.10 Приложения «В» к данной конвенции, государственные власти не считают судовладельца ответственным за предоставление или правильность документов, требуемых от импортера или экспортера в связи с досмотром груза. Учитывая данные международные правовые нормы, положения п. 4 ст. 15 Конституции РФ, а также содержание ст. 6 ТК РФ, морской перевозчик может быть подвергнут взысканию только за умышленные действия при наличии вины.

Обязанность доказывания вины в соответствии с нормами законодательства об административных правонарушениях лежит на таможенном органе. Б соответствии с ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ юридическое лицо признается виновным в совершении административного правонарушения, если будет установлено, что у него имелась возможность для соблюдения правил и норм, за нарушение которых предусмотрена административная ответственность, но данным лицом не были приняты все зависящие от него меры по их соблюдению.

Обычно перевозчик принимает контейнеры для перевозки от отправителя уже опломбированные самим отправителем (без участия перевозчика). При прибытии на таможенную территорию РФ перевозчик сообщает все предусмотренные Международной конвенцией 1965 г. сведения о перевозимом им грузе путем предоставления судовой грузовой декларации, оформленной в соответствии с требованиями вышеуказанной международной конвенции.

Между прочим, в соответствии с нормами указанной конвенции, указание перевозчиком в грузовой декларации на приход только количества контейнеров и того, что они груженые, является доказательством выполнения перевозчиком норм Конвенции 1965 г. Перевозчик, строго говоря, не обязан заявлять более никаких сведений о перевозимом грузе — количество контейнеров и их вид являются по смыслу конвенции достаточной информацией для таможенного органа государства при приходе судна.

Ст. 2.3 (Стандарт 2.3.) и 2.3.1 приложения к Конвенции 1965 г. предусматривают, что со стороны судна в таможню должен быть представлен в отношении груза только один документ — грузовая декларация. Помимо нее могут быть затребованы документы, содержащие сведения лишь об опасных грузах. В соответствии с ч. 2 ст. 8 Таможенного Кодекса РФ, основанной на положениях ст. 15 Конституции РФ, правила, предусмотренные условиями международных договоров, превалируют над правилами, установленными национальным законодательством России. Противоречие между нормой ст. 74 ТК РФ, в которой говорится, что таможне должны быть предоставлены сведения о «наименовании, общем количестве и описании товаров», и нормой п. «а» ст. 2.3.1 Приложения к Конвенции 1965 года, где предусмотрено предоставление сведений только о количестве и описании груза, должно быть в соответствии со ст. 15 Конституции РФ разрешено в пользу нормы Конвенции 1965 г. Обязанность перевозчика предоставлять сведения о наименовании груза согласно Конвенции 1965 г. отсутствует. И следовательно, у таможни отсутствует право требовать от судовладельцев предоставления ей сведений о наименовании груза, а соответственно привлекать к ответственности за предоставление недостоверных сведений о наименовании груза.

Ни одна из действующих международных норм не предписывает перевозчику необходимость вскрывать опломбированные отправителем грузы (контейнеры). Такое право предоставлено таможенным органам в целях проведения таможенного досмотра. Обязанность же перевозчика при приемке опломбированных контейнеров к перевозке заключается в оценке внешнего вида и видимого состояния груза {п. 3 ст. 3 Международной конвенции об унификации некоторых правил о коносаменте 1924 г. — далее по тексту Конвенция 1924 г.). Указанная конвенция прямо предписывает перевозчику указывать число мест или предметов либо количество или вес в соответствии с тем, как они указаны отправителем {п. 3 ст. 3 Конвенции 1924 г.).

Перевозчик в погрузке груза в контейнеры, находившиеся на складах самого отправителя, обычно не участвует. Круг правовых возможностей перевозчика ограничен правами, установленными международными конвенциями, регулирующими вопросы выдачи коносамента и перевозки груза {Конвенция 1924 г.), а также Конвенцией 1965 г. У перевозчика отсутствует возможность фактически проверить сведения о товаре при приемке груза в контейнере, опломбированном отправителем, поэтому, в соответствии с Конвенцией 1924 г., перевозчик вносит в товаротранспортные документы соответствующие обоснованные оговорки — «содержимое указано отправителем», «погрузка, укладка, счет и опломбировка произведена грузоотправителем».

Конечно, само по себе наличие вышеуказанных оговорок не является безусловным основанием для освобождения перевозчика от ответственности. Такие оговорки могут рассматриваться таможней, осуществляющей контроль при перемещении груза через границу, лишь как риск заявления недостоверных сведений о перемещаемом через границу товаре. И об этом прямо говорится в письме Федеральной таможенной службы РФ от 30.08.2006 г. №18-12/30307. С другой стороны, такие оговорки могут подтверждать то обстоятельство, что перевозчик принял все необходимые меры при приеме груза к перевозке в соответствии с нормами действующих конвенций, но, опасаясь того, что прием груза он (перевозчик) производил и обязан был производить только по внешнему виду и только в доступном для разумного осмотра месте и виду, т. е. при приеме груза на борт судна внес в товаросопроводительные документы оговорки. Об этом также указано в упомянутом выше письме ФТС РФ.

В связи с вышеизложенным вина перевозчика в совершении вменяемого ему административного правонарушения отсутствует. И таким образом, отсутствует состав административного правонарушения со стороны перевозчика, что согласно ст. 124.5 КоАП РФ исключает производство по делу.В связи с вышеизложенным вина перевозчика в совершении вменяемого ему административного правонарушения отсутствует. И таким образом, отсутствует состав административного правонарушения со стороны перевозчика, что согласно ст. 124.5 КоАП РФ исключает производство по делу.

Международный журнал «Судоходство» №12 (136), 2007

 

Ссылки по теме