RSS
TransportInform.com
Aug 20
Лицензирование агентского бизнеса
Автор: Арнольд Нырко   

Лицензирование агентского бизнеса

ship portВ нынешнем году для большинства компаний, занимающихся агентской деятельностью, заканчивается срок лицензий, которые они получили три года назад. Компаниям вновь придется платить за лицензии. В связи с этим было бы весьма кстати вспомнить всю историю лицензирования агентского бизнеса в Украине, изобилующую совершенно экзотическими сюжетами, в которых активное участие принимала и законодательная, и исполнительная власть страны.

Итак, в 1991 году Верховная Рада разработала и приняла целый пакет важнейших законов, установивших гарантии свободы предпринимательства и его государственной поддержки, провозглашавших право предпринимателя самостоятельно и без ограничений осуществлять любую деятельность, не противоречащую законодательству, запрещавших вмешательство любых государственных органов, в том числе исполнительных, в хозяйственную деятельность субъектов предпринимательства.

Президентский указ от 19 марта 1992 года разрешил субъектам предпринимательства осуществлять также все виды внешнеэкономической деятельности, если они прямо не запрещены законом, в том числе морские грузоперевозки  см. http://www.tk-alfatrans.ru/morskie-gruzoperevozki/.

Именно эта законодательная база, заложенная в середине 1991 — начале 1992 годов, способствовала возникновению на юге Украины коммерческо-предпринимательских структур, занимающихся морским бизнесом, включая агентскую деятельность по обслуживанию иностранных и национальных морских и речных судов.

Сначала вопрос о лицензировании этого вида деятельности не возникал, поскольку статья 4 Закона «О предпринимательстве» предусматривала всего около десятка видов деятельности, действительно имевших большое значение для государства и заслуживающих подобных ограничений.

Но Верховная Рада не смогла противостоять давлению исполнительной власти и некоторым лоббистским кругам внутри своего состава, в связи с чем 15 октября 1992 года появились дополнения в Законе Украины «О предпринимательстве», которые не только значительно расширили перечень видов деятельности, подлежащих лицензированию, но и включили в него агентирование.

Правда, Верховная Рада запретила министерствам и ведомствам, являющимся монополистами в той или иной отрасли, заниматься лицензированием. Но вопреки этому запрету 13 января 1993 года Кабмин Украины принимает постановление № 18 и поручает Минтрансу осуществлять лицензирование этого вида деятельности, игнорируя при этом, кстати, права Лицензионной Палаты.

Потом наступило 26 января 1994 года, когда правительство приняло Постановление № 27, направленное фактически на установление государственной монополии в сфере агентирования.

Нет необходимости пересказывать все нюансы этой истории, так как они достаточно хорошо известны и сторонникам, и противникам лицензирования агентской деятельности. Достаточно только подчеркнуть, что потребовалось полтора года борьбы, в которой действительно принципиальную позицию занял Антимонопольный комитет, пришлось привлечь внимание мировой общественности, прежде чем правительство отменило свое явно незаконное постановление. Но нынешняя правовая ситуация с лицензированием по-прежнему еще далека от нормальной. Тут было бы очень интересно проследить «логику» правительственных документов.

Итак, постановление КМУ № 18 от 13 января 1993 года предусматривает, что:

  • плата за выдачу лицензий установлена в размере трех минимальных зарплат, исходя из принципа возмещения фактических затрат государственных органов на организацию процесса лицензирования;
  • лицензия выдается на срок 3 года (не меньше);
  • лицензия выдается на вид деятельности.

Постановление КМУ № 27 от 26 января 1994 года :

  • лицензия выдается на агентирование в отдельно взятом порту, а не на вид деятельности;
  • размер платы за выдачу лицензий установлен в зависимости от категории порта (в портах первой категории, к которым относятся Одесса, Ильичевск и Южный, это составляет по 800 тыс. USD в каждом порту);
  • установленный срок действия лицензии — 1 год;
  • в соответствии с условиями и правилами, утвержденными приказом Минтранса № 52 от 7 февраля 1994 года, каждый субъект агентской деятельности на момент выдачи лицензии обязан иметь в банке не менее 500 тыс. USD.

Комментарии, кажется, не нужны, ибо направленность этого «шедевра» исполнительной власти на ликвидацию всего негосударственного агентского бизнеса очевидна.

Постановление КМУ № 316 от 17 мая 1994 года :

  • размер платы установлен в размере шести минимальных заработных плат, но может быть изменен только законодательным путем;
  • лицензия выдается на три года;
  • лицензия выдается на вид деятельности.

Постановление КМУ № 351 от 19 мая 1995 года :

  • стоимость лицензии — 35 тысяч ЭКЮ, примерно 50 тыс. USD;
  • лицензия выдается на три года;
  • лицензия выдается на вид деятельности.

Поражает «глубина» профессиональных знаний и «экономических исследований», которые позволили в течение такого короткого промежутка времени кардинально поменять цифры в этих постановлениях.

Почти три года прошло со времени принятия последнего из этих постановлений, но порядка в нашей правовой сфере как не было, так и нет.

Ярким подтверждением этому являются принятые уже в начале 1998 года изменения в Законе Украины «О предпринимательстве», касающиеся, в частности, ограничений в осуществлении предпринимательской деятельности (статья 4).

Не вызывает сомнений, что такие виды деятельности, как производство взрывчатых веществ, разработка различного вида оружия, обеспечение всех видов связи и т. д., должны осуществляться только государственными предприятиями. С удовлетворением воспринимается та часть статьи 4, где говорится, что ограничению (лицензированию) предпринимательской деятельности должны подвергаться только те виды предпринимательской деятельности, которые:

  • непосредственно влияют на здоровье человека;
  • непосредственно влияют на окружающую среду;
  • непосредственно влияют на безопасность государства.

Если считать, что критерии четко обозначены и расширительному толкованию не подлежат, а данный документ является законом, то возникает вопрос, в чем заключается отрицательное влияние «агентирования морского торгового флота» на здоровье человека, на окружающую среду или безопасность государства. Ведь оно также отнесено к видам деятельности, подлежащим лицензированию. Где же логика?

Увы, тут приходится искать не логику, а интересы тех кругов, которые мечтают вернуться к прежней государственной системе управления, когда зарплата работников не зависила от объема и качества вкладываемого труда. Не скрывают своей заинтересованности в такой оплате Минтранс и Минфин. Один из заместителей министра финансов недавно прямо отметил в печати выгоды для своего ведомства лицензирования агентской деятельности — ведь стоимость лицензии на сегодня около 50 тыс. USD. Именно поэтому лоббисты добились указания в законе на то, что размер платы и порядок зачисления ее устанавливается теперь не законодательным актом, а Кабмином.

У кого-то может возникнуть вопрос: а какое дело до этого портовикам?

Но именно им и есть до этого дело, потому что от профессиональной, умелой, хорошо организованной, оперативной деятельности агента в определенной степени зависит и судооборот в портах. На сегодняшний день в каждом морском городе существует несколько десятков агентских компаний, о значении же этой деятельности в целом свидетельствует наличие отдельной главы в Кодексе торгового мореплавания Украины, посвященной морскому агентированию. И кому-то нужно защищать общие интересы.

 

 

Ссылки по теме