RSS
TransportInform.com
Sep 23
Лучше журавль в кулаке, чем синица в небе
Автор: Виктор Бережной   

Нефтепровод Одесса-БродыЛучше журавль в кулаке, чем синица в небе

Виктор Бережной

Чем можно объяснить столь противоречивые отзывы о будущем нефтепровода Одесса-Броды? Особенно сегодня, когда цены на нефть перешагнули отметку в 60 долларов за баррель. Неужели наша знаменитая «труба» действительно не имеет перспектив?

Похоже, шум, который с недавнего времени поднят вокруг вопроса заполнения этого нефтепровода и, особенно, насчет направления его использования прямого или реверсного, — как раз свидетельствует о том, что у этой магистрали большое будущее. Более того, несмотря на то, что фактически сооружен только украинский участок «трубы», конкурентная борьба за ее использование уже началась.

ИЗ ПУНКТА А В ПУНКТ Б...

Есть прикаспийские государства, озабоченные наполнением своих бюджетов — в первую очередь, за счет экспорта углеводородов. Есть Западная Европа, которая готова их купить. Есть Украина, которая честно построила нефтяной терминал в Южном, способный принимать танкера дедвейтом до 100 тысяч тонн и ведущий от него трубопровод, производительность которого на начальном этапе эксплуатации может составить 9-12 млн тонн в год. Согласен, это немного, в Украине некоторые НПЗ ежегодно больше перерабатывают — Кременчугский, Лисичанский, например. Но в перспективе вполне реально увеличить пропускную мощность нашего нефтепровода до 35-40 млн тонн нефти в год. Можно представить, насколько выиграет наш бюджет, если Украина освоит дополнительно 40 млн нефтяного транзита в год?

Цифры, конечно, впечатляют, но возникает вопрос: где гарантия, что Западная Европа будет заинтересована именно в каспийской нефти? Ведь обходились же как-то раньше без нее по крайней мере, в таком количестве? Ответ на него лежит на поверхности. Вспомним, насколько изменилась обстановка в мире даже за последние несколько лет. Одна только «освободительная» операция Дяди Сэма в Ираке чего стоит причем не только американцам, а всем потребителям нефти и нефтепродуктов.

Под контролем союзников по анти-Хуссейновской коалиции оказались вторые в мире (после Саудовской Аравии) запасы «черного золота», которые американцы не прочь продать своим европейским союзникам за золото обычное. Собственными же залежами нефти Западная Европа похвастать не может. Исключение составляют месторождения углеводородов в Северном море, но, во-первых, их добыча тоже обходится недешево, а во-вторых, запасы нефти на дне Северного моря далеко не безграничны. Вероятнее всего спад добычи в этом районе будет наблюдаться уже начиная со следующего года, а к 2007 году европейцы просто будут вынуждены искать им подходящую замену. Так что не случайно еще в декабре 2004 года Евросоюз рассмотрел новую стратегию энергетической безопасности, основой которой несомненно станет диверсификация источников нефтяного импорта. При этом западные европейцы в равной степени постараются избежать как зависимости от России, так и от США. Кстати, именно в 2006-м году Польша собирается наконец дотянуть «трубу» до Плоцка.

Конечно, нефть может поступать в Европу не только по трубопроводам — существуют еще и относительно дешевые танкерные перевозки, но не будем забывать про опасность экологических катастроф. Когда в марте 2000-го разломился танкер «Эрика», на Атлантическом побережье Франции был сорван курортный сезон. В ноябре 2003 года расколовшись пополам погиб танкер «Престиж» — более ста километров испанского побережья было покрыто нефтяной пленкой. Ведь эти суда погибли по так сказать «естественным» причинам усталость конструкций корпуса, столкновение с плавающим в море предметом. А после «черного вторника» 2001 танкер с нефтью — это еще и отличная цель для террористов. Фрахтовые ставки на танкера постоянно растут — а значит и наш трубопровод Одесса-Броды сегодня для Западной Европы гораздо более привлекателен, чем год назад.

И СВЯТОСТЬ ПРОЛИВОВ...

Не следует также забывать и о проблеме перегруженности Черноморских проливов — их пропускная способность далеко не безгранична. В настоящее время через Босфор и Дарданеллы ежегодно вывозится свыше 80 млн тонн нефти. Это — уже много, а ведь «Большая нефть» с Каспия еще не пошла. Турция уже не раз выражала свою озабоченность экологическими проблемами проливов и выступала за ограничение наращивания транзита нефти. Впрочем, на самом деле эта озабоченность безопасностью окружающей среды вызвана простым экономическим желанием — «прищемить» российский нефтяной экспорт из Новороссийска и Туапсе — но ведь Украине от этого не легче... Вот и выходит, что сторонники реверсного использования нефтепровода Одесса-Броды озабочены прежде всего желанием окончательно «завязать» Украину на транзит исключительно «тяжелой» нефти Urals, т.е. чтобы под нее были заняты ВСЕ трубопроводы, проходящие по территории нашей страны. По сути, за этим прослеживается разворачивающаяся между крупными российскими нефтяными компаниями борьба не только за «трубу», ведущую от скважины к богатому западному покупателю, но и за нефтеперерабатывающие предприятия, находящиеся, так сказать, «по пути».

Любопытна игра с цифрами, которую приводят сторонники реверса для обоснования своей точки зрения — со ссылкой на авторитетных западных экспертов — в частности, Кембриджской ассоциации по проведению исследований в области энергетики (CERA) утверждают, что при перекачке Urals в Южный, с последующей перевалкой на танкера для экспорта за пределы Черного моря приведет к увеличению «нефтяной нагрузки» на Босфор и Дарданеллы только на 8%. Но это справедливо только в том случае, если наш нефтепровод будет использоваться только с минимальной мощностью первой очереди — т.е. 9 млн тонн в год, а ведь речь идет о полном и долговременном реверсе! Так что же, на повышении пропускных мощностей нефтепровода при его использовании в «обратном направлении» Броды — Одесса можно ставить крест? А если нет — то каким образом вывезти танкерами через Босфор и Дарданеллы дополнительно 30-40 млн тонн нефти в год? Ведь это уже не 8, а все 40% дополнительной нагрузки. Пойдут на это турки? Да никогда в жизни! И сторонники полного реверса это прекрасно понимают. Стоило ли Украине строить терминал и «трубу» только для того, чтобы перекачивать 9 млн тонн нефти в год — да еще в Черное море?

РЕВЕРС РЕВЕРСУ — РОЗНЬ

Кстати, наша «труба» уже работала в реверсном режиме. Это 52-километровый участок Августовка-Одесса, по которому было отгружено свыше 700 тыс. тонн нефти. После перевалки в Южном вся она вывезена за пределы Черного моря на танкерах. Кстати, когда этот участок запускали в эксплуатацию, вокруг этого события тоже было немало спекуляций — масс-медиа затопил поток сообщений о том, что в реверсном режиме будет работать весь трубопровод. Так сказать, выдали желаемое за действительное — и в Западной Европе это вызвало переполох. На самом же деле этот участок спроектирован таким образом, что возможно осуществлять параллельную прокачку нефти и в прямом, и в реверсном направлении. Например, «обратным ходом» к Южному будет подаваться Urals в то время, как по основной «трубе» каспийская нефть будет идти прямо — на Запад.

А теперь давайте подумаем, стоит ли реверсировать весь нефтепровод, чтобы перекачивать всего 9 млн тонн нефти в год да и то — с последующей перевалкой на танкера, когда можно в реверсном режиме отправлять на Южный 5-7 миллионов тонн, и еще 9-12 — в прямом направлении — по трубопроводу к западной границе. И это — только на первом этапе. Остается, правда, решить вопрос: где взять эти 9-12 млн тонн для прямой прокачки? И тут наши взоры естественно обращаются на прикаспийские республики, в первую очередь — на Казахстан. Эта республика планирует к 2010 году довести объемы добычи «черного золота» до 120-150 млн тонн в год, большая часть из которых (до 90 млн тонн) предназначена на экспорт. Конечно, не вся эта нефть пойдет на Запад, но на твердые 30 млн. тонн все же можно рассчитывать. Но это — к 2010 году, если с нефтедобычей в Казахстане все будет складываться удачно и если отношения между членом Единого Экономического (а точнее — единого энергетического) пространства Казахстаном и «ГУАМовской» Украиной останутся достаточно теплыми. Пока же Казахстан может реально отправить на экспорт только ненамного больше 20 млн тонн нефти.

Правда, и для запуска первой очереди нефтепровода Одесса — Броды и этого количества «черного золота» хватило бы с избытком, но, говоря про экономику не стоит забывать и про географию: Украина же не граничит с Казахстаном, а территория последнего, в свою очередь, не выходит к Черному морю. Нефть же, впрочем, как и газ, по воздуху на Украину не прилетит. Это значит, что количество казахстанской нефти, которое пойдет на Запад через украинскую «трубу», зависит от того, насколько Казахстан сможет договориться с Россией — ведь в использовании украинских магистральных нефтепроводов — и Одесса-Броды в первую очередь, — весьма заинтересованы и российские нефтяные компании. Возможности же российских нефтетранспортных систем также не безграничны. Вот и возникает вопрос — кто быстрее и полнее займет «трубу» — сначала российскую, а затем — украинскую, с тем, чтобы «вынырнуть» со своей нефтью перед богатым западным покупателем, прихватив попутно пару-тройку НПЗ. Тем не менее, в ближайшие годы Украина может рассчитывать, по крайней мере, на 6-8 млн. тонн казахстанской нефти.

СКОВАННЫЕ ОДНОЙ «ТРУБОЙ»

Так что решение проблемы наполнения и бесперебойной работы нефтепровода Одесса-Броды зависит в первую очередь, от того, насколько Украине, России и Казахстану удастся найти компромиссное и взаимовыгодное решение. В организации цепочки нефтяного экспорта каждое из наших государств зависит от доброй воли других. Главное — излишне не драматизировать и не политизировать ситуацию.

В то же время полный реверс нефтепровода Одесса-Броды на длительный срок вряд ли можно считать выгодным для Украины. Это значит — почти на четверть века законсервировать возможности нашего трубопровода на уровне мощности первой очереди — до тех пор пока построят, наконец, конкурентные «трубы» Бургас-Александрополис или Констанца-Триест? За два десятка-то лет, может, и турки построят свой нефтепровод Самсун-Джейхан (тоже, кстати, реверсивный) — тогда даже трансчерноморские транспортные перевозки станут ненужными. А ведь уже лет через пять-семь (не двадцать!) вполне реально осуществить проект соединения Каспийского трубопроводного консорциума с Приднепровской нефтетранспортной системой. А это значит, что станет возможным обеспечить «трубу» Одесса-Броды не то что 9-12, а тридцатью миллионами тонн «черного золота» ежегодно, причем — без танкерных перевозок даже по Черному морю — вот и решение экологических проблем. Одновременно же нефть может идти на терминал «Южный» и в реверсном направлении — но только на том участке, где это технически предусмотрено и не препятствует ее прямому экспорту в Западную Европу.

Главное — не гнаться исключительно за сиюминутной выгодой и больше думать о перспективе. Мало вернуть те 500 млн. долларов, которые «закопаны в землю» при строительстве нефтепровода, нужно, чтобы они еще долго и эффективно работали — на благо народа, который, собственно, его и построил.

Источник: международный журнал «Судоходство», №9, 2005

 

Ссылки по теме